Новости Родителям Праздники Игротека Здоровье Библиотека Воспитание Развитие Форум
Популярные рубрики
Поиск
 

Виталий Валентинович Бианки

Зеленый пруд

- Помните, девочки, - говорила мать, уходя из дому, - можете бегать гдехотите - и во дворе, и в саду, - только к Зеленому пруду не подходите.

Девочки и сами побаивались ходить к Зеленому пруду: про это месторассказывали страшное.

Зеленый пруд был в самом дальнем, в самом темном углу сада. Кругом негостояли великаны-ели. Они растопырили над прудом мохнатые лапы и непропускали к нему солнечный свет.

Мать говорила, что вода в Зеленом пруду вредная: напьешься - заболеешьи умрешь. Говорила, что на дне пруда ил и тина: попадешь ногой - и начнеттебя всасывать, всасывать - и засосет с покрышкой.

По вечерам из пруда поднимался серый косматый туман. Он медленнопробирался между деревьями, полз к дому. Тогда мать загоняла девочек домой -спать.

К Зеленому пруду никто не ходил, даже взрослые. А девочкамстрого-настрого было запрещено бегать в тот темный, сырой угол сада.

x x x

Мать ушла. Алла и Нонна уселись на скамейке. Долго сидели молча. ПотомНонна вздохнула:

- Скучно! Мамы нет... Хоть бы тетя прислала за нами крысиную коляску.

- Какая тетя? - удивилась Алла.

- Какая, какая!.. Ну, волшебная. Помнишь, Золушке коляску прислала, авместо лошадей - крысы.

- Фу, глупая! - рассердилась Алла. - Золушка ведь это в сказке. Итетя-фея в сказке.

- Что ж такого... - начала Нонна, но вдруг смолкла: за спиной что-тозашуршало.

Девочки обернулись. На клумбе, на большом белом цветнике, сиделастрекоза-красотка.

Она была похожа на игрушечный, красиво раскрашенный аэропланчик. Крыльяу нее были темно-синего цвета, а блестящее длинное тельце -изумрудно-зеленое.

- Чересчур маленький самолетик, - прошептала Нонна. - Как же мы на негоусядемся?

Алла вскочила и хотела поймать стрекозу. Но стрекоза - порх! - иполетела.

Девочки побежали за ней.

Стрекоза - за деревья, - и села на куст.

Девочки - к ней. Только протянули руки, а она опять полетела - идальше, дальше, в глубь сада.

Летит, летит - и присядет. Вспорхнет, полетит - и опять сядет: будтождет, будто за собой манит.

Бегали, бегали за ней девочки. Наконец совсем уж было настигли, нострекоза увернулась от них и вдруг пропала в тени, под елями.

Девочки смотрят, - они на берегу пруда.

Сумрак и тишина кругом. Молча стоят темные великаны-ели. Густые ветвикустов обвисли с берега в воду. А пруд, как зеленой чешуей, покрытмаленькими круглыми листочками ряски. Только у берега вода чистая, и в нейчто-то темнеет - с детский кулачок, круглое, - головка будто чья-то.

Алла схватила Нонну за руку:

- Бежим скорее отсюда! Нам попадет!

- Ведь мы не нарочно, - шепчет Нонна. - И... видишь, видишь!..

Над прудом быстро светлело. По воде побежала темная тень и спряталасьпод прибрежные кусты. И вдруг сверху хлынул веселый золотой свет: солнцевстало над елями.

Кусочек чистой воды у берега осветился, и стало видно, чья это круглаяголовка: там пряталась водяная лилия.

Лилия медленно поднималась из воды на длинной, гибкой, зеленой ножке.Когда вся головка вышла на воздух, лепестки, закрывавшие ее, сталираскрываться, раскрываться... Венчик зеленых лепестков лег на воду, - изасияло на солнце белое-белое лицо - чашечка. Приоткрылась чашечка, и в ней,как жар, загорелись тонкие золотые язычки.

Тогда откуда-то сверху спустилась и села на белую лилиюстрекоза-красотка, - та самая.

- Видишь, видишь! - шепчет Нонна. - Это красавица Белая Лилия посылалаза нами Стрекозу! Видишь, Стрекоза говорит Лилии, что привела нас...

- Глупости! - отвечает Алла. - Стрекозы не разговаривают с цветами!

Из кустов послышался тоненький звонкий треск, будто заводят крошечныйпатефон. И вдруг весь воздух зазвенел, точно в кустах грянул целый оркестрскрипочек.

- Я знаю, - шепчет Нонна, - это красавица Белая Лилия устроила бал внашу честь!

- Просто кузнечики, - говорит Алла.

- А вот и танцевальщики! - радуется Нонна.

Откуда ни возьмись, залетали над прудом разноцветные стрекозы.

Были тут зеленые, с темно-синими крылышками, точь-в-точь такие, как та,что прилетала на клумбу. Были и другие стрекозы-красотки, с дымчатымипятнами на белых крыльях. Были и большие коричневые коромысла с толстымтелом и прозрачными крыльями. Были и прямые легкие стрекозы-стрелки,ярко-голубые и желтые.

Все они с шелестом носились взад и вперед над белой лилией, неожиданноповорачивали или вдруг неподвижно останавливались в воздухе, шуршакрылышками.

- А в воде!.. - шепчет Нонна. - Гаденят-то, гаденят, водолазтиков!

- Не водолазтиков, а головастиков, - поправляет Алла.

Теперь всю воду пронизал солнечный свет. В ней плавало множествосмешных хвостатых головастиков разного роста. У самых маленьких всего и было- голова да хвост. Они собирались под лежащие на воде круглые листья лилии,тыкались носами все в одно место, хвостиками врозь.

У других - побольше - были голова, хвост и ножки с очень тонкимипальчиками.

У третьих были ручки, ножки и хвост. Ручки короткие, хвост и ножкидлинные. Эти головастики ручками цеплялись за края листьев и высовывали изводы носы.

Некоторые из них наполовину вылезли из воды на листья.

А другие совсем вылезли из воды, сидели на листьях и грелись на солнце.У них на месте хвоста был только пупырышек.

Но это были уже не головастики, а настоящие маленькие лягушки. Онипучеглазились на летавших над ними стрекоз.

По воде, между листьями, бегали тонкие водомерки. Расставив ножки, онискользили по воде и прыгали по ней, как по твердому стеклу.

Но всех забавнее были капельные жучки вертячки. Целая стая их безотдыха, без передышки кружилась у берега в быстром-быстром-быстром вальсе.

Глядя на них, Алла забыла даже, что перед ней страшный Зеленый пруд.Она нагнулась над водой, чтобы получше рассмотреть вертячек. Но в тот же мигони вдруг исчезли под водой.

Это тень от Аллиной головы упала на веселых жучков и напугала их.

- Не мешай им, не мешай! - зашипела Нонна. - И смотри, какие гладыши...кувырканчики... Вверх ногами бегают!

Под водой вверх и вниз носились гладкие, как очищенное подсолнечноесемечко, клопики. На переднем круглом конце их тельца были, точнонарисованные, глаза. Пониже шевелились четыре крошечные ручки, а посрединетела торчали будто воткнутые в бока булавочные весла-ножки.

Гладыши махали ножками-веслами и толчками неслись вниз по дну. Потомвдруг переставали работать ножками, и их разом подкидывало кверху. Онистукались острым кончиком тела в водяной потолок да так и оставались висетьвверх тормашками, широко раскинув ножки в стороны.

- Фокусники какие! - недовольно сказала Алла. - Пусть как следуетплавают.

Она сунула руку в воду, схватила одного. На ощупь он был гладкий ижесткий. Он шевелил ножками, вырывался из пальцев.

Алла положила его на воду плашмя, на грудь, и сказала:

- Вот так плавают. Понимаешь?

Но гладыш мигом перевернулся опять головой вниз и сильными толчками ногпомчался ко дну.

- Ай, паук! - вскрикнула Нонна.

С берега на воду, как на лед, сошел мохнатый паучок. Он нырнул - ивдруг сзади у него оказался серебряный воздушный шарик с горошину.

Паучок поднырнул под водоросли и отпустил свой воздушный шарик. Шарикполетел вверх, но сейчас же запутался в густой сетке паутины, сплетенноймежду водорослями. Тут он и остался, сверкая в темной воде, как маленькаяполная луна.

Паучок деловито поднялся вверх, вылез на лист. Он посучил задниминожками в воздухе и опять нырнул. И опять у него на брюшке оказалсясеребряный воздушный шарик с горошину.

Паучок выпустил второй шарик под паутинную сетку. Шарик стукнулся опервый шарик, оба лопнули и превратились в один шар, уже с боб величиной.

- Догадалась! - говорит вдруг Алла. - И совсем никакой здесь не бал, авсе работают. Паучок таскает воздух в паутинных мешках.

- Ничего не работает! - говорит Нонна. - Он играет воздушными шариками.

- Нет, не играет: он строит себе под водой дом. Гляди!

Алла схватилась за ветку, свисавшую с берега, Нонна ухватилась за Аллу,и обе девочки наклонились над водой.

Вдруг! - трах! - ветка сломалась. Алла и Нонна вскрикнули - и полетелив пруд.

Вода с шумом всплеснула под ними, пошли круги, и во все стороны от нихпоскакали перепуганные водомерки.

x x x

Мать вернулась домой поздно: солнце уже садилось. Она стала у всехрасспрашивать, где девочки. Оказалось, никто не видел, куда они пошли.

Мать выбежала на крыльцо, звала, кричала, - девочки не отвечали.

По саду между деревьями медленно пробирался тяжелый туман.

Мать побежала в самый темный, самый страшный угол сада. Раздвинуларуками колючие лапы елей-великанов и остановилась, глядя на пруд, не в силахвымолвить слова.

В тумане на берегу двигались две фигурки. Одна фигурка говорила Аллинымголосом:

- И стрекозы не танцевали: они гонялись за мухами. Одна поймала на летумуху, опустилась на куст и съела ее.

Другая фигурка отвечала голосом Нонны:

- А гладыши кверх ногами бегали? Бегали, бегали!

- Дети! - крикнула мать.

Девочки бросились к ней, обняли, и Нонна быстро-быстро заговорила:

- Мамочка, мамочка, ты не брани нас: мы не нарочно! За нами стрекозкаприлетала. А потом мы полетели в воду, и надо же было высушить платья, покасолнышко.

- Упали в пруд?! - Мать ахнула и руками всплеснула.

- И вовсе он не страшный, Зеленый пруд! - заговорила Алла. - Совсем ине сосучий, и не очень глубокий: только до пояса.

Она строго посмотрела на мать и прибавила:

- А ты говорила - с покрышкой...

- И знаешь, - говорила Нонна, - когда солнце ушло за елки, красавицаБелая Лилия закрыла зеленый венчик, свое белое личико в нем спрятала и - вотхитрая! - утянулась под воду. И бал кончился...

- И неправда! - перебила Алла. - Никто и не танцевал: тут все работали.Правда ведь, мамочка?

- Нет, танцевали, танцевали!

- Ах, погодите вы, дети! - сказала мать. - У меня от вашей трескотниголова разболелась. Марш отсюда, живо! - И, схватив девочек за руки, повелаих домой.

Так и не узнали Алла с Нонной, играли в пруду головастики, водомерки,жучки вертячки, гладыши и водяной паучок или занимались делом.

x x x

Придется уж вам самим разузнать это, когда настанет лето и в каждомпруду, в каждой канаве, в каждой зеленой луже около вашего дома закопошатсямаленькие чудаки, которых видели Алла и Нонна в Зеленом пруду.