Новости Родителям Праздники Игротека Здоровье Библиотека Воспитание Развитие Форум
Популярные рубрики
Поиск
 

Лидия Алексеевна Чарская

Чародей Голод

Широко раскинулись огромные палаты именитого боярина Коршуна. Богат изнатен боярин. Много у него всякого добра казны в больших укладках и ларцахнапрятано. Много тканей, бархата, парчи, мехов собольих да куньих да камнейсамоцветных и зерен жемчужных схоронено под крышками тяжелых кованыхсундуков. По всему дому, неслышно скользя, снуют челядинцы (слуги) боярина.Много их у него. И все-то они сыты, одеты и обуты. Для всех их много хлебаи всякой снеди в амбарах и кладовых боярских припасено.

Любит боярин вокруг себя видеть сытые, довольные, радостные лица. Ичтобы довольны были своей жизнью слуги боярские, чтобы радостно улыбалисьих лица и чтобы восхваляли они своего боярина честь честью, ничего для нихКоршун не жалеет.

Кушайте, мол, сладко, пейте досыта!

Кушает вволю боярин, кушает и челядь его пироги подовые, масляные,всякую живность, курей да уток, пьет пиво да брагу, мед да вина заморские сбоярского стола вдоволь, досыта.

А чтобы сытно кушать да вкусно пить боярину Коршуну, его семье ичеляди, собирает боярин дань со своих мужиков, которых ему давно свотчинами пожаловал батюшка царь. Мужики до пота лица трудятся, хлебушканажнут, обмолотят, смелют и боярину Коршуну шлют; и пряжи всякой посылают,и полотна.

И живет боярин трудами своих мужиков-работников, живет припеваючи.Только однажды послал гонцов боярин по своим вотчинам и деревням, чтобысобрать с мужичков обычную дань, а гонцы встревоженные и взволнованныеназад воротились.

- Ничего не привезли тебе, боярин! В твоих деревнях Чародей Голодпоселился. Он там хозяйничает, - говорят ему. - Из-за него в этот разничего от мужиков твоих получить нам не пришлось.

Крут был нравом, вспыльчив боярин Коршун.

- Какой такой Чародей, - кричит, - какой такой Голод? Знать его незнаю, ведать его не ведаю! Чтобы было мне все по-прежнему: и мука, иполотно, и пряжа, все, чем мне мужики мои до сих пор челом били!

Испугались боярские гонцы хозяйского гнева. Стоят ни живы, ни мертвыперед боярином. Дрожат, трясутся.

- Ничего, боярин-батюшка, поделать нельзя, - снова лепечут. - Заселкрепко-накрепко в твоих деревнях Чародей Голод, всеми мужиками твоимираспоряжается, словно в тисках их держит, поля их сушит, коровушек илошадей губит. Скоро до самих мужиков доберется!

- Ой ли? - гаркнул боярин. - Ой ли? Неужто ж так силен и могуч ЧародейГолод?

- Очень могуч, боярин-батюшка! - отвечают насмерть перепуганные гонцы.

- Так могуч, что и не победить мне его? - еще пуще того рассвирепев,спрашивает боярин.

Слуги молчат, трясутся от страха и чуть слышно шепчут:

- Очень могуч Чародей Голод!

- А когда так, - совсем уже разгневался боярин, - когда так, то язнаю, что сделаю. Гей, люди! Готовьтесь в путь, запрягайте сани,собирайтесь в дальнюю дорогу! Побольше всякой снеди с собой берите! ХочуЧародея Голода сыскать, на бой его вызвать и побороть его, негодного! Ижену-боярыню, и детей моих возьму с собою - пусть посмотрят, как бояринКоршун с Чародеем Голодом бороться будет.

Поднялась суматоха в боярском доме. Засуетились слуги, засуетиласьдородная хозяйка-боярыня. Забегали дети хозяйские. Все в путь готовятся,снаряжаются.

На кухне боярской дым коромыслом стоит: пироги да яства разные длядороги готовят, хлеб да разные припасы на возы да телеги складывают, бочкибрагою и вином наполняют, чтоб для всех хватило.

Шутка ли, всем домом в путь подняться! Поднялись, однако. Тронулись. Перед боярскими санями гонцы скачут верхами, народ разгоняют с пути.Оповещают всех криками, чтобы сторонились, значит, что знатная особабоярская в санях едет.

День, другой, третий проходит. Неделя, другая, третья.

По дороге останавливаются лошадям отдых дать, самим размяться. Наисходе месяца доехали до боярской вотчины. Люди из избы выскочили встречатьредких гостей. Господи Боже мой, и что это за люди были! Худые, измученные- кожа да кости... Глаза как плошки, у всех огромные, так и горят. Желтаякожа отвисла на лице и руках. Голоса как из-под земли звучат, глухиестрашные.

- Здрав буди, боярин милостивый! - кричат. Да крик у них такой слабый,что до ушей боярских дойти не может.

- Что такое? Что с вами? - удивляется боярин, обращаясь к голодным,измученным людям.

- Это нас так Голод разукрасил, - отвечают ему несчастные. - Уморитьон нас всех хочет. Ни крошки хлеба не оставил. Вот который день ужеголодаем. Помоги нам, боярин, у тебя хлеба да припасов в твоих амбарахмного. Вели, боярин, отпустить.

Не нравится боярину речь мужиков, помогать им не хочется Мало ли ихтут? Всех не обделишь.

Скуп был боярин и не умел людей жалеть. Да и не для того в дальний онпуть отправился, чтобы мужикам свои запасы отдать. Другое его тешило изанимало: какой такой из себя Чародей Голод, мыслит он, и как бы найти егода на бой вызвать, чтобы он не смел ему, Коршуну, перечить? А то, что жеэто? Который месяц боярин дани со своих вотчин собрать не может, из-закакого-то Чародея Голода убытки терпит!

Нет, надо его найти и победить непременно, лютого врага. И сталспрашивать голодных мужиков боярин, как найти Чародея Голода, как встретитьего?

Но мужики не понимают, чего от них боярин хочет. Одно только твердят: - Помоги нам, боярин, Христа ради!

А боярин разгневался пуще. Велел поворачивать сани и в другую вотчинуехать.

Повернули сани и поехали лесом, большим, густым, непроходимым. Каквыехали на опушку, так темно, темно в санях крытых, точно ночью, стало. Атут еще метелица с вьюгой поднялась. Кружит, свистит, хлопьями снегазабрасывает. Мучились, мучились, из сил выбились.

- Стойте! - кричит боярин, - переждем здесь метелицу, отдохнем.Запасов у нас дня на три хватит. К этому времени метель пройдет. Выпрягла челядь лошадей.

День отдыхают, другой, третий, а вьюга не унимается. Всю дорогузанесло. Не выбраться. А припасов, что взяли с собою, все меньше да меньшестановится. Наконец настал день, когда все припасы поели; больше ничего неосталось: не то что пирогов да живности - ни единой даже краюшки хлеба. Аметель все кружит и поет и дорогу все больше и больше заметает...

Есть страшно людям хочется, а из леса выхода покамест не видно.Снежные заносы кругом.

Слуги волноваться начали. Ропщут.

- Есть хочется, боярин. Невмоготу!

А боярину и самому тяжко.

Дети боярские, уже третий день ничего не получая, захворали у него ввозке. Жена стонет, мечется, смерть призывает. У старшенькой дочерибоярина, боярышни Фимы, судороги уже делаются. И кричит страшным голосомФима:

- Есть хочу, тятя! Дай мне хлебца, тятя! Умираю!..

Света не взвидел боярин от этих криков дочери. Ударился головой остенку колымаги и заплакал навзрыд, поднимая руки к небу.

- Смилуйся, Господи! Помоги мне! Половину имущества моего раздаммужикам! Все свои запасы хлебные раскрою перед ними! Помоги мне! СпасиФиму, жену, деток!

Сказал, поднялся с полу, посмотрел в окно возка и тихо вскрикнул. Видит боярин, у самой колымаги стоит огромное худое чудовище. Лицо унего страшное, костлявое, как у мертвеца. Коса за плечами, руки и ноги, какжерди, повисли - болтаются.

- Узнал ты меня, боярин? - спрашивает, смеясь, страшное чудовище. - ЯЧародей Голод, тот самый, которого ты на бой вызвать хотел.

- Узнал! - лепечет боярин.

- Что же ты на бой меня не вызываешь? - снова смеется чудовище. - Яжду, есть у тебя оружие, боярин? Не с пустыми же руками ты со мной боротьсябудешь. Иль ты меня богатством своим победить хочешь, боярин?

- Милостями постараюсь победить тебя, батюшка Голод, - отвечаетбоярин, - милостями. Сам теперь знаю всю силу твою!

И низко, низко поклонился Чародею Голоду боярин Коршун.

Словно чудом стихла метель, расступились снежные сугробы и выехали надорогу боярские сани. Вернулись в вотчину голодную и тут боярин сам вышел кголодным мужикам и дал всем им торжественное слово, что пришлет им хлеба имуки из своих боярских амбаров.

И всю свою казну, какая с ним была, беднякам роздал.

С тех пор круто изменился боярин Коршун: не только себя, свою челядьжалеет, но и мужиков своих не забывает, часто наезжает в свои вотчины,голодных кормит, бедняков наделяет щедро и торовато своей казной.

И хоть казны этой меньше у боярина стало, зато богат боярин любовьюнародной и счастьем окружающих людей.

Победил не к худу, а к добру боярина Коршуна Чародей Голод.